Legacy of an Epoch - яойная ролевая игра

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Legacy of an Epoch - яойная ролевая игра » Анкеты » Анкета Абота


Анкета Абота

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя и фамилия персонажа Кей Абот/Key Arbot
2. Возраст 14 лет
3. Характер Кей – тихий, послушный мальчик. Охотно идет на контакт с людьми, хотя зачастую немного стесняется заговорить первым или расспросить что-то поточнее. Очень любит учиться, читать, то есть самообразовываться. В меру любопытен. Интересуется очень многими сторонами жизни, разносторонне развит. Кей не очень любит большие скопления народа, но если все находящиеся вокруг его знакомые, вполне адекватно ведет себя, не замыкаясь. Любит заводить новые знакомства. Мальчик любит подвижные игры, особенно на свежем воздухе и в хорошей компании, но вот учиться предпочитает в одиночестве, чтобы никто не мешал и не отвлекал. Кея очень трудно разозлить, но легко разочаровать, трудно надоесть, но легко обидеть. Впрочем, обиды мальчик долго в себе не держит, легко прощая. Немного наивен в силу своего малого возраста. В компании с друзьями, Кей ведет себя, как и обычный рядовой мальчишка – играет, смеется, разговаривает. Единственное, что мальчик не терпит – физического насилия, стычек, мальчиковых драк. Он старается этого избегать. Не любит криков, и сам очень редко кричит (если, конечно, не в истерике или, допустим, не на футбольном поле, где это необходимо). Учителя Кея любят, он очень усидчив, терпелив, послушен и прилежен. Все задания мальчик выполняет с удовольствием и кропотливостью. Когда мальчик чем-то увлечен – он не замечает ничего вокруг. Также Кея можно легко напугать (хотя распространенными фобиями по типу боязни высоты, насекомых, замкнутых пространств он не обладает; единственным исключением является легкая боязнь темноты). Он очень любит сюрпризы и подарки, радуясь им, как ребенок (коим и является). Вредные привычки по типу курения, употребления алкоголя, а особенно наркотиков, вызывают у него отвращение, вкупе с легким интересом – что это и с чем это едят (но при том сам попробовать ничего не хочет; любопытно только зачем люди это делают). Тема секса мальчика немного пугает, в этой области он не образован. Редко когда Кей вызывает негатив – ведь это почти мальчик-ангел. Со взрослыми он общается почтительно, с уважением и восхищением их мудростью; со сверстниками – дружелюбно, доброжелательно. Любит помогать людям, получать похвалы, слушать ласковые и теплые слова, хоть и немного чурается прикосновений (они для него не очень привычны). Мальчика можно назвать домашним, уютным. Чем-то он напоминает котенка. Домашнюю работу Кей любит выполнять сам, делая ее получше многих девочек. Мальчик упорный, целеустремленный – старается всегда добиваться поставленной цели (правда, на все средства не пойдет). Довольно умненький ребенок. Его речь хорошо поставлена (мальчик увлекается разными языками). Но мальчик не очень любит рассказывать о себе, предпочитая держать свое прошлое в тайне, открывая это редким-редким знакомым. А еще, его мучают кошмары.
4. Биография Кей родился в семье матери-одиночки. Это была неблагополучная семья. Линда – довольно известная модель, в одно время сверкавшая на каждом втором развороте журнала мод, на каждом рекламном щите, начала естественно стареть, а после рождения сына (от неизвестного мужчины-бизнесмена) и вовсе подурнела, как считала сама. Имя мальчишки было выбрано не случайно. Линда ждала девочку и за несколько месяцев до рождения малыша нарекла ребенка Келли. А когда родился мальчик, мамаша просто стерла часть имени, оставив первую букву – К (Кей). Когда малыш Кей был совсем маленьким, жить было еще ничего – алименты приходили в срок и мать не отчаивалась найти себе побольше заказов, обеспечивая семью. Но годы шли, а модель тридцати лет предпочитали восемнадцатилетним красоткам. Линда начала пить, все чаще возвращаясь к шестилетнему ребенку в очень непотребном виде. А то и вовсе пропадала на несколько дней. Мальчик исправно ходил в школу, в которую мать успела его записать, научился случайным методом готовить, послушно оставляя завтраки матери, которая зачастую не замечала их, проводя вечера головной боли в ванной комнате. Кей видел, как старела и уходила от него мать. Красотка с густой копной иссиня-черных волос, кои передались сыну, старела на глазах. Мальчик слушался ее, под крики, а иногда и побои, выполняя каждое требование. Бывали иногда и вечера, которые мальчик хранил до сих пор в своем сердце – когда мать была трезвой и сидела дома. Она пекла восхитительные пироги, они вместе с сыном слушали музыку и долго разговаривали по вечерам. Линда клялась мальчику, что бросит пить, найдет нормальную работу, как и все люди, и они снова заживут счастливо. Но на следующий день она снова возвращалась с недопитой бутылкой подмышкой. Когда Кей подрос, дело только усугубилось, и он начинал прятаться от матери – куда угодно, хоть на улицу. Ему постоянно казалось, что мать придет ночью и зарежет его или задушит подушкой. Кей жил только ради учебы, проводя время за книжками, учебниками, получая похвалы и ту нехватку ласки хотя бы от учителей. Когда мальчику исполнилось двенадцать лет, мать «умерла». Сначала Кей не понимал, что творилось с Линдой – та приходила домой чаще, в каком-то сомнамбулическом состоянии, улыбалась, что-то рассказывала, и называла сына тем самым именем – Келли. Она просто-напросто подсела на наркотики. Мальчик узнал об этом потом, когда обнаружил использованный шприц в ее спальной. Он пытался поговорить с ней, но получал только пощечины и часовые истерики на тему «ты не знаешь, как мне плохо». Вскоре в их доме стали появляться незнакомые мужчины, разные, много незнакомых мужчин. Они издевались над его матерью за закрытыми дверями, пока Кей дрожал в своей спальной. А потом Линда покупала новую дозу наркотиков на заработанные своим телом деньги. Мальчишка питался один раз в день – тем, что давали в школе. Он пытался найти себе работу, но никто не брал его под свое крыло, ведь у него не было даже паспорта, и была мать, не лишенная родительских прав. Кей не жаловался – он знал, что лучше так, чем попасть в страшное место под названием детский дом. Но все-таки было плохо. Он ходил в гости к своим друзьям, иногда оставаясь с ночевой. И он видел, видел, какими бывают нормальные семьи. А потом возвращался домой… В пропахшую горьким алкоголем квартиру, которую не перебивала даже хлорка и мыло, с которыми Кей постоянно мыл полы. А мужчины ходили мимо и трепали мальчика по щекам в синяках, говоря о том, какой он красивый, в мать, и что он тоже будет зарабатывать своим телом. Кей не понимал этих слов и очень боялся. Однажды, один из таких мужчин оставил Линду в своей комнате дрожать над новой упаковкой героина, а сам ворвался в комнату мальчика, когда тот корпел над домашним заданием. Мать не возражала – то ли не видела, то ли хотела заработать и кровью сына. Мужчина был намного сильнее Кея, он говорил грубые, непонятные и страшные слова так, что у ребенка чуть сердце не выскакивало из груди. Но от сильного испуга случилось нечто… Тонкие руки мальчика внезапно вытянулись, превращаясь в острейшие стальные лезвия, растущие прямо из плоти, начиная от локтя. Они пронзили тело насильника насквозь, как раскаленный нож режет масло. Кей едва дышал. Он – мутант. Многие ночи потом ему снились остекленевшие глаза мужчины и крик матери о том, что он убийца и урод. Ее милый Келли стал уродом. А буквально через несколько дней мать пропала, прошел слушок, что умерла от передозировки, но никто толком не знал в чем дело. А следом пропал и сам Кей (люди говорили, что он попал в детский дом в свои четырнадцать лет, но на самом деле его увезли в странную закрытую школу). Это событие мальчик воспринял спокойно – он не слишком жалел мать, очень уж много пришлось ему пережить, хотя до сих пор он помнит этот мягкий голос, произносящий женское имя Келли. В школе он быстро освоился, хотя там были только мальчики. Частично избавился от своей забитости и закомплексованности и стал обычным мальчиком.
5. Внешность Кей очень красивый мальчик, ангел не только по характеру, но и по внешности. Генотип матери-модели проявился в полной красе. У мальчика иссиня-черные волосы, прямые, гладкие и блестящие. Он коротко стриженный, не так, как кадеты или подобные им, но довольно коротко. Волосы его не торчат, ибо не жесткие как у восточных людей, а мягкие и шелковистые, прилизанно ложась по голове. Они обрамляют тонкое лицо овальной формы. Во всей внешности Кея, а особенно в строении черепа есть острые черты – узкий подбородок, прямой аккуратный носик, немного выпирающие косточки худощавого тела. Но самым выделяющимся и выразительным были глаза мальчика – огромные, как два озера, голубые очи, обрамленные пушистыми черными ресницами, которым завидовали все девчонки. Эти зеркала души отражали каждую эмоцию Кея, как бы он не пытался ее скрыть, и могли меняться по пять раз в секунду. Высокие скулы только подчеркивали их. Губы тонкие, правильной формы (художники такой точный рисунок просто восхваляли), а щеки немного втянутые так, что когда Кей улыбался, скулы еще сильнее заострялись от небольшой впадинки под ними. В общем, фигурка мальчика, как и было сказано, хрупкая, с тонкими костями, изящная. Если бы он был девочкой – его можно было назвать стройным. Рост у него не очень велик, около 165 сантиметров, поэтому дистрофичным он не выглядит, просто немного худощавым. Подростковой нескладностью не обладает, хотя маклоки и запястные косточки очень сильно выступают. Первые еще больше подчеркивает поджарый живот, плоский, как у модели. Вторые, напротив, сглаживаются тем, что кисти Кея изящные и гибкие как у пианиста, с длинными хрупкими пальчиками. Ноги его длинные, опять же девчачьи, в которых он мог легко запутаться, как новорожденный олененок. Вес небольшой, совсем небольшой, если быть честным. В целом, мальчик довольно женственный, гибкий и изящный, как фарфоровая статуэтка (как раз с тонкой молочной кожей, не тронутой загаром и не испорченной веснушками и родимыми пятнами). Шрамов и каких-то особых примет нет. Издалека можно принять за девочку, но плечи его слишком узкие, как и плоская грудь (не развернулись еще из-за возраста), а также мальчиковый таз, зрительно удлиняющий ноги еще на пару сантиметров. А на горле отчетливо выступает острый кадык. Голос Кея мягкий, начинающий ломаться, поэтому иногда мальчик говорит высоко и певуче, а иногда бархатисто как кошка (в будущем, говорят, что у него будет высокий баритон). Одевается Кей со вкусом, видимо, передавшимся также по наследству от матери, но какой-то определенный стиль не выбирает, хотя официального старается сторониться (это выглядело бы не к месту для столь юного создания). Вообще, за своей внешностью следит, не любит лицезреть на себе царапин, ссадин или синяков. Но без фанатизма, то есть назвать Кея метросексуалом или нарциссом нельзя.
6. Способность Умение превращать кости и плоть предплечий в стальные лезвия. Способность эмоциональная, то есть напрямую зависит от испытываемых эмоций носителя. Когда мальчик в хорошем настроении, специально «выпустить» лезвия не получится, они сами выходят, когда Кею страшно или он зол. Время не ограничено, пока необходимая эмоция поддерживается на нужном уровне. Вес лезвий мальчик не ощущает, они для него весят, как и собственная рука, впрочем, и управлять ими он может как своей кистью. Лезвия длиной около 60 сантиметров, то есть длиннее обычной руки, но и тоньше (вся плоть, уменьшаясь в объеме, преобразуется, формируя длину), поэтому владеть таким «оружием» приходится учиться, а учиться не получалось, потому что для этого нужно было либо бояться, либо злиться. Причем, не специально. Ломкость этих лезвий, как и у обычной стали, если они сломаются, то сломаются и руки мальчика в этих местах.
7. Учитель/ученик Ученик.
8. Дополнительная информация Собственно, прозвище «Келли». Но мальчик не говорит его первому попавшемуся, потому что это кажется ему слишком интимным. Очень любит прикосновения к своим волосам.
9. Кто Вы в игре? Семе (актив) / Уни (универсал) / Уке (пассив)? Мальчик не догадывается, но он пассив.
10. Статус …по лезвиям…
11. Как давно Вы в Орфане? Несколько месяцев.
12. Ключ Принят
13. Связь 315873073
14. Как часто сможете появляться в игре? По возможности каждый день.
15. Пробный пост «Кровь стекала по серебристому металлу, окропляя белоснежный ворс ковра темными вонючими пятнами. В горле моментально пересохло, там надолго поселился железный привкус, неприятный, вкус смерти. На него смотрели два глаза, стеклянных, не живых. Они, казалось, скоро выпадут из глазниц, но все смотрели, смотрели и смотрели… Крик застыл в горле на смерть перепуганного мальчика, все еще держащего по инерции тяжелое тело, начинающее наваливаться на него. А рядом металась перепуганная мать. И этот запах… тяжелый, маслянистый… Казалось, кровь уже не капает, а льется целыми ручьями, как бегут веселые талые воды весною. Мужчина падал, медленно падал на него. Кей не хотел, чтобы это окоченевшее тело касалось его, не хотел, чтобы это было явью, не хотел видеть всего этого. Хотелось проснуться, чтобы это оказался сон. Брюнет тщетно рвал на себя руки, оказавшиеся непослушными, жесткими, пытаясь высвободить их. Он не чувствовал все, что находилось после локтя, это было страшно. Паника накатывала тошнотворными волнами, а он все тащил и тащил на себя сверкающие мертвенным светом лезвия. Тащил, пока спинка кровати не ударила больно в спину и…». И мальчик проснулся, ойкнув. Кей лежал на полу, беспомощно запутавшись в одеяле. Он так яростно отбивался от трупа, что это перенеслось и в реальность. Брюнет всхлипнул. Да, он проснулся, и все это было сном. Но это было в реальности, было в прошлом, и все не оставляло его в забытьи.
Кей с трудом поднялся на дрожащие ноги, подгибающиеся в коленях, забрасывая на помятую кровать одеяло. Ночник едва заметно горел над изголовьем. Он хоть немного успокаивал брюнета, разгоняя ночную мглу. И все равно было страшно. Крадучись, ученик добрался до прикроватной тумбочки, залпом осушая стакан прохладной воды, приготовленной на ночь. Сухость отпустила, хоть во рту до сих пор оставался какой-то неприятный привкус той самой иллюзорной крови. «Может, я просто прикусил язык», - предположил Кей, сам себя успокаивая. Хотелось, чтобы кто-то был рядом, мягко прошептал, что это всего лишь кошмар, подарил часть своего тепла и уюта, которого так не хватало юному созданию. Мальчик прерывисто вздохнул, проводя ладошкой по мягким волосам, немного растрепанным после такой «бурной» ночи. Он забрался обратно на кровать, укутываясь в одеяло, как в кокон, и сел под ночником, словно тот был его оберегом или святой мощью. Впрочем, все, что дарило свет – было просто спасением.
Кей сидел, вглядываясь в пустоту и темноту. Непонятный ужас после сна сменился липким страхом (его слабостью) от этого одиночества. Мальчик чувствовал себя слепым котенком, но не мог закрыть глаза и постараться забыться. Это казалось еще более страшным. Если он смежит веки – он станет слишком уязвим для тех, кто таится в темноте. Страх был детским и смешным, даже на взгляд самого Кея, но его не понять, если не ощущаешь подобного. Брюнет удобно улегся под нежным светом слабой лампочки, неосознанно поджимая ноги к груди, чтобы не туда – в пустоту и неизвестность, - и зажмурил глаза. «Раз, два, три», - медленно считал про себя мальчишка, успокаивая бешено бьющееся сердце. Это был его придуманный, разработанный способ избавления от страха. «Четыре, пять», - тонкие хрупкие руки обхватили край одеяла, скомканный в рулон, словно это было тело какого-то другого человека. Непременно сильного, способного защитить ото всех бед, что таяться в этой комнате и за пределами ее. «Шесть, семь, восемь», - еще медленнее шептал про себя Кей. Держать глаза закрытыми стало проще – выдуманный человек охранял его. Он обнимал брюнета своими теплыми руками, прижимая к своей широкой груди. «Девять… десять…», - мальчик спал, уютно свернувшись калачиком под теплым одеялом.
«- Эй, Кей, смотри что я нашел! – раздался голос позади. Радостный, дружелюбный голос, не сулящий ничего плохого. Мальчик обернулся к другому юноше, держащему на раскрытых ладонях огромного майского жука, весело переливающегося на солнце зеленым хитином.
- Ух ты, - отозвался брюнет, - Какой он красивый…». Он спал с улыбкой ангела и видел цветные сны про ромашковое поле и кучу друзей. Это грело настрадавшуюся душу. Завтра, он проснется и забудет про все кошмары, снившиеся ночью. Ведь детская память так недолговечна.

0

2

У меня претензий никаких нет. Так что приняты, добро пожаловать. Только надо придумать короткое название вашей способности и в профиль вставить её. *задумался* почему-то в голове крутиться "эффект росомахи". вот что значит икс-менов смотреть в детстве)

0

3

Это больше напоминает способность того полицейского из Терминатора-2)) Но, пусть будет "Эффект Росомахи")
Спасибо))

0

4

Кстати да, точно, на Терминатора больше похоже) можно конечно  "эффект Терминатора" но это будет перебор) Велкам))

0


Вы здесь » Legacy of an Epoch - яойная ролевая игра » Анкеты » Анкета Абота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC